Диктатура пролетариата через 100 лет

«…делаю вывод: по Ленину, рабочему классу нужны диктатура пролетариата и построение коммунизма в своей (отдельной взятой) стране»
— Более точный вывод такой: «Нужны были (!)». Нужны были 100 лет назад — в 1920-м, в 1910-м и в 1900-м годах.Истина — конкретна и исторична.Именно поэтому Ленин, например, в 1919 году на VIII съезде РКП(б) (на этом съезде была принята новая Программа Партии) отказался от предложения Троцкого дать в тексте Программы Партии определение коммунизма. Ленин сказал Троцкому: «Еще кирпичи не созданы, из которых мы будем возводить здание коммунизма. Неизвестно пока, из чего будут эти «кирпичи»? — Из глины? бетона? камня? дерева? стекла?.. Какими будут «кирпичи», таким будет и конструкция здания». Троцкий понял и согласился с Лениным. Описание (определение, формулировка) коммунизма не вошла в текст Программы Партии, принятой в 1919 году. Важно, что Программа принималась на период «перехода от капитализма к коммунизму». И при этом не содержала даже минимального описания той точки, куда нужна было прийти. Таков был Ленин. Таково было его понимание, что «истина конкретна», с учетом всех обстоятельств, включая исторические.Поэтому:Можем мы сказать, что «рабочему классу нужны диктатура пролетариата и строение коммунизма в своей (отдельной взятой) стране»? — Нет, так сказать мы не можем.

А как мы можем сказать?

Мы сказать, что «рабочему классу в 1920-х годах нужны были диктатура пролетариата и построение коммунизма в своей, отдельной взятой) стране».

После 100 лет опыта — исторического, философского, политического, социального и технологического  — как мы можем перенести это высказывание в сегодняшний день?

Во-первых, «рабочий класс» изменился. Назовем рабочим классом всех, кто должен работать, чтобы получать возможность жить.

Мы видим, что по мере распространения образования, интеллектуализации производства, колоссального роста нематериальной части производства (услуги, игры, телевидение, реклама, интернет, связь, логистика, обслуживание компьютеров и сетей и проч. и проч.) — образ «рабочего класса» изменился:

Теперь это не «рабочий на фабрике», а «любой, кто должен регулярно работать, чтобы получить средства к существованию».

Во-вторых, развитие комфорта и обеспеченности благами цивилизации за последние 200 лет привело к тому, что «наемный работник» превратился из «обитателя социального дня общества» (пролетария) во вполне себе «средний класс» (мелкого буржуа).

Это массовое преобразование людей касается не только их образа жизни и социального статуса, но и их мировоззрения — оно стало «мелкобуржуазным». В отличие от пролетариата XIX и начала XX века, которому «нечего терять, кроме своих цепей», теперь «рабочему классу «всегда есть, что терять».

Сможет ли такой класс осуществлять «диктатуру пролетариата»? Нужна ли такая «диктатура»? Чья должна быть «диктатура» ( = «направляющая сила», заставляющая всех двигаться по определенному вектору)? Как двигаться к коммунизму? Что такое коммунизм? Можно ли его строить в отдельной стране? Как это делать? Как учитывать все остальное, что происходит с человеческой цивилизацией? Как учитывать накопившийся за 100 лет негативный опыт построения коммунизма? Какие он задает коррективы при сегодняшнем движении к коммунизму? — На все эти вопросы нужно давать ответы сегодня, в существующей сегодня исторической реальности. И отвечать на них должны люди уровня Ленина (даже не Троцкого, гениального человека и организатора; его философского и стратегического уровня недостаточно для правильного решения этих вопросов).

Александр Клейн
7 декабря 2020

источник >>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *