Паровоз Маркса и Образ эксплуатации

Читаю: «Вы надеваете очки классического либерализма, и для Вас самоочевидным становится тезис, что именно капиталист кормит рабочего. Потом вы эти очки снимаете и надеваете другие – социалистические, марксистские. И тогда для вас уже самоочевиден другой тезис – рабочий кормит капиталиста».Пишу:

Нет, не так. Так могут рассуждать только поэты. «Кормит…», «очки…» – сплошные страсти и метафоры. Какая разница, кто кого кормит, и что он нацепил на морду, пардон, на глаза надел? Он стоит перед паровозом. У паровоза есть чертеж. Если чертеж понимать правильно – паровоз можно сделать, или увидеть его возможности и ограничения, или усовершенствовать его, или создать электровоз или ракету. Если понимать неправильно, а еще лучше вообще не знать, что есть чертеж, то и получится карго-культ в виде резиновых самолетов и надувных бамбуковых кинокамер.

Я надеюсь, вы знаете творчества Денниса Хоппера и его «Ласт Муви», ну, или хотя бы более известный культовый его фильм «Беспечный ездок» («Изи райдер») с Питером Фондой и Джеком Николсоном. Тарантино, который страшно уважал и боялся Денниса Хоппера, передает ему привет (его фильму «Ласт Муви») в своем «Криминальном чтиве» в сцене, где Миа с Траволтой подъезжают к клубу, где они затем забацали незабвенный твист – парара-рара рара пара-ра-ра-ра… И в последнем, в «Однажды… в Голливуде» – тоже, когда пьяный Ди Каприо с бутылкой кричит этим хиппи в дрындулете: «Ты, Деннис Хоппер!». Считаю, что это лучший философский фильм, который сделало человечество – The Last Movie. Студия Universal так и не выпустила его в прокат, положила на полку. И в этом фильме эти перуанские полуиспано-индейцы крутят, как раз, ручки тростниковых кинокамер… да и вообще все человечество этим занимается. Но философское звучание фильма вовсе не в этом – это мелочи для этого фильма. Там другое – великое до неподъемности.

Маркс создал чертеж паровоза «капитализм». Этот чертеж не философу понять трудно, невозможно. Философы кончились при Ленине. В том смысле, что он был «Ласт философ». Он еще удивлялся, будучи молодым, цитата: «прошла 1/2 века и, оказывается, никто не понял Маркса». – Маркса в те 50 лет изучали все кому не лень на земном шаре, в России – это Плеханов и еще куча заслуженных философов и революционеров. А Ленин, молодой тут такое пишет… Ну, расстроились все, конечно… А потом вождем его выбрали, и как начали хвалить! Он уже умер, а его все хвалят и хвалят, 70 лет хвалили. Дураки, правда? Согласен, дураки. Но знаете, дураками их делает не то, что они хвалят. Или не хвалят. Согласны?.. Короче, сейчас ситуация еще хуже. Ну, как тут Маркса понять?.. Сейчас даже первоклассники в школе знают: «Все относительно. Принцип Эйнштейна». А тут еще, как назло – все, что сложнее «дважды два» можно понимать, по крайней мере, в 2-х противоположных направлениях. Это из меня цитата. И то, что люди ничего не видят, кроме цвета своих очков – это истинная правда. Тоже мною сказанная. Но это не значит, что нет Паровоза Маркса. Есть. А кто кормит кого или кто с кем спит это пусть философы разбираются… тьфу, пардон, я хотел сказать эти… ну, кто сплетничают по телевизору или в подъездах.. о! простой народ, вот.

Чтобы понять Маркса надо вникнуть глубоко. Но этого не достаточно. И Плеханов вникал, и переписывался даже, но уже с Энгельсом кажется, и переводил все с немецкого на русский. А Ленин – неблагодарный – не понимает, говорит, никто – только я. Наглый, правда? … Так что, завершая тему, скажу: не пожалеть времени вникнуть, а кроме это въехать в диалектическую логику. Без нее не понять Маркса. И Ленина тоже. Так и будут люди по поверхности бродить (про присутствующих не говорим). А чтобы понять диалектическую логику – здесь только Маркс, Ленин и я. Сократ раньше умер. Вот здесь у меня кое-что есть по диалектической логике https://www.facebook.com/ZenHelp/ ;

«Я думаю, что спор о том, кто кого кормит, – это идеологический спор. Рациональным образом он не может быть разрешен», – читаю дальше.

Ответ мой таков:

Верно. Проблема, думаю, еще глубже. Дело в том, что капитализм – это «общество эквивалентного обмена». Это глубинный, имманентный закон этого строя – этой, точнее, общественно-экономической формации.

Или другими словами: чтобы получить здесь чего-нибудь хоть крошку, ты должен, ты должен отдать точно такую же «крошку» только в другой форме. Ну, точнее меняются «порциями энергии» в разной форме. И эти «порции» всегда одинаковы. Потому и «формы», объекты, которыми меняются – эквивалентны. В единичном случае могут быть отклонения, но на больших множествах – закон выполняется железно.

Отсюда вывод:

Обмен капиталиста с рабочим по поводу продажи последним товара «рабочая сила» – абсолютно эквивалентен. Абсолютно справедлив. Как железно справедлив любой капиталистический рынок. Не можешь продать – уходи. Не можешь купить – проходи.

То, что выше я пишу «глубже, хуже» заключается в том, что эксплуатация основана не на том, что капиталисты дурят рабочего, и они плохие – из чего следует лишь полностью инфантильный утопический вывод, что стоит капиталистам стать хорошими и жизнь наладится – нет, не дурят. А, наоборот, железно справедливы!

И, тем не менее – из конструктивных особенностей капитализма – из чертежей и онтологической схемы капитализма – неизбежно следует, что одни (рабочие) будут на грани нищеты и животного состояния, а другие будут пухнуть от жира и богатства.

Какими бы хорошими ни были рабочие и плохими капиталисты – варианты: «капиталисты хорошие, рабочие плохие», «все хорошие», «все плохие», «неважно кто какие» – ситуация будет такой и только такой.

К тому же, разрыв будет только увеличиваться. Это тоже следует из чертежей.

И к тому же, в конце экономика остановится – к несчастью и капиталистов, и рабочих. Это тоже следует из чертежа из схемы, как из онтологии паровоза, т.е. железно и чёрно, как его колеса, корпус и труба с адскими всполохами пламени. Единственной отличие, что паровоз, как и Кремль, можно покрасить в зеленые цвет, а капитализм нет.

Это «глубже, хуже» заключается, повторю, в том, что хоть «будут хорошими все», хоть «ангелами» – результат при капитализме будет неизбежно таким, как сейчас, и дальше хуже.

Римский Клуб это знает уже лет 20-30, но не понимает так ясно как Маркс или я все шестеренки и пружинки, к этому ведущие, т.е. не понимает чертежа, хотя он лежит прямо перед глазами в «Капитале» и во всем.

Но, как я уже говорил, без диалектической логики это понять невозможно, как и без 2-х полушарий увидеть что-то на цветных пятнышках «Магических картинок», которые должны сложиться в объемное изображение, висящее в цветном сияющем пространстве. Да и с 2-мя полушариями нужно постараться.

Когда простому человеку говоришь «конфликт», он страшно пугается. Ему нужно говорить: «Ну, понимаешь… конфликт – в научном смысле этого слова. Когда идеи «конфликтуют», понятия… Ну, понимаешь – такое противоречие… ну, научное… понимаешь?» Он трясет головой, моргает глазами, и понимает. Не надолго. Буквально через 5 минут он это все забывает, и его можно пугать заново. «Конфликт» – «А-а-а-а-!…» То же с «эксплуатацией». Эта «эксплуатация» – она в научном смысле этого слова. А не в эмоциональном, метафорическом, разговорном, тупом, ****ском, солдато-матросском, литературном, псевдо-философском, эпитет выберите сами… Но, в общем-то, все они одинаковые. Хоть через Эйнштейна смотри, хоть через порции энергии разной формы. Есть только: или видишь объем магической картинки – или не видишь ни хера! Или понимаешь, что такое диалектическая логика, или идешь лесом. Как в смысле «обочиной, в стороне от становой оси цивилизации, среди гнилушек каких-то», так и в смысле «заблудившись в трех соснах в полной тьме, из-за которой ничего не увидишь».

«Кормить» – это просто образ «эксплуатации», понимаемой в лирическом (а не научном) смысле.

Александр Клейн
11 декабря 2019

https://www.proza.ru/2019/12/11/298

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *